Можете ли вы назвать себя по-настоящему культурным и всесторонне развитым человеком? (Клиентский случай и размышления на тему)

Могла бы культура человечества просуществовать столетия и даже тысячелетия, если бы она держалась только на долженствовании? На понятии «надо»? По схеме: школа – ненавистный учитель – скучное домашнее задание. Или все-таки мировая культура – это сокровищница во всех смыслах? И не только потому, что многие ее артефакты стоят очень дорого, а потому что можно получить невероятное удовольствие только от соприкосновения с ними. Читая книгу, любуясь картиной, декламируя стихи. Почувствовать вкус к жизни, задуматься о ее насыщенности и конечности, о том, что такое Любовь.

 Как нужно ненавидеть жизнь, чтобы, будучи учителем, вбить в ребенка ощущение жестокой необходимости во взаимодействии с мировым наследием? Надо прочесть «Войну и мир» за три дня. Надо написать сочинение на заданную тему и только в нужном учителю варианте оценок и суждений. Надо выучить исторический параграф с миллионом дат, и не дай тебе бог ошибиться. Искалеченный таким образом ребенок вряд ли сможет любить по-настоящему, у него в отношениях на первом месте всегда будет стоять долг. И страх наказания. Я должен обеспечивать семью, я должен быть хорошим мужем и отцом, внимательным сыном… И сразу пропадает интерес, если нужно просто побыть рядом, просто соприкоснуться плечами, просто придумать и рассказать сказку ребенку на ночь.     

Как я любила рассказывать дочке сказки! Я всегда придумывала их сама на ходу, обязательно вкладывая какой-нибудь воспитательный актуальный смысл. Мы вдвоем уносились на далёкие планеты, в гулкие подземелья, фантастические измерения. Моя фантазия была неутолима и неутомима. Всякий раз я придумывала что-то новое, никогда не повторялась. Мы были с дочкой на одной волне в такие моменты, это было абсолютно восхитительно. Мать счастлива, дочь счастлива – обе заняты одним и очень приятным делом – что может быть лучше? Дочка выросла, но до сих пор вспоминает наши вечерние посиделки и с трогательной гордостью говорит, какая у нее «сумасшедшая мать». Скажу больше, буйство моей фантазии не иссякает, спасибо Господу.

 

Любое упоминание о культуре, о необходимости быть разносторонне развитым человеком, вызывает у клиента А. протест. Это надо! Значит, я буду сопротивляться. И никто меня не заставит читать эти долбанные книжки, какой от них толк? Даже если я прочту и напишу удачное сочинение, меня не оценят, я уже изгой, я уже испортил себе репутацию. Причем, заметьте, привычная социальная картинка обвиняет во всем ребенка: «учитель всегда прав», «слушай учителя, он дурного не посоветует».

Родители всегда верят учителям, за малым исключением. «Как тебе не стыдно?», «Зачем ты дерзил Марьванне?», «Почему я должна из-за тебя краснеть?» И когда психолог на терапевтической сессии говорит клиенту: «Вы не виноваты, вы были ребенком», клиент впадает в шок. Нет! Как же так! Я всегда знал и думал иначе!

А когда я говорю, что культура помогает усвоить эмоциональное наследие множества поколений, впитать опыт миллиардов людей за тысячи лет, научиться общечеловеческим ценностям и Любви, А. со скучающим видом привычной реакции на банальность отвечает: «зачем ей учиться, если у каждого разные понятия любви?» Так, может быть, затем, чтобы УЗНАТЬ? Просто попытаться узнать, какой она может быть?

 

Вот они, наши персонажи: девятиклассник Александр, учительница русского и литературы по кличке Чума, родители Александра. Причина плохого отношения Чумы к А. не известна. Она вполне симпатична внешне, неплохо одевается, умеет произвести впечатление. Это-то и страшнее всего, потому что в иные моменты в сознание А. закрадываются сомнения, а вдруг ему показалось, что это его настоящий враг? Вдруг она нуждается в сочувствии и не способна заставить возненавидеть школу и весь мир в придачу? Вот тут она и наносит удар, ставит свою любимую двойку. Это бывает настолько несправедливо, что однажды весь класс просто взорвался, вступился за А.: «Он же все правильно сделал!!!» Чума учила А. с 5 по 10 класс. 5 лет никто даже не пытался помочь ребенку наладить отношения с учителем, либо, если это не получится, сменить учителя. Даже ценой перевода в другую школу. Но атрофировавшаяся Любовь, думаю, стоила того, чтобы все-таки попытаться ее спасти. Нет. Не позаботились родители об этом. Им было некогда, не до того, деньги нужно было зарабатывать в тяжелые 90-е, мировоззрение советское впечаталось в мозг  этим классическим «учитель всегда прав», и все это уже не важно. Любое из перечисленного может их оправдать. Но не избавляет от ответственности. За то, что когда-то они не защитили своего сына, не стали ему главной поддержкой, за то, что он разуверился в людях, жизни, семейных ценностях. За то, что в нем не были взращены такие главные для любого человека вещи, как Доверие и Любовь. «Я сейчас понял, - говорит А. – я не ненавидел никого в своей жизни, как ненавижу ее, я готов разорвать ее голыми руками».

Сейчас пришло время отпустить всю эту историю. Сейчас А. достаточно вырос, и в духовном плане, для того, чтобы хотя бы попытаться понять Чуму. Понять ее мотивы,  события ее жизни, которые заставляли ее так относиться к детям, доверенным ей. Не оправдать, нет. Понять. Объяснить. Что так же не избавляет ее от ответственности. Но прощение она может заслужить, в этом ей просто повезло. Потому что великодушие человеческое не знает границ. А. понял, что Чума издевалась над ним, заставляя его чувствовать страх и гнев, и тем самым отбирала у него Любовь и Доверие. А. понял, что ей как раз и не хватало той самой Любви, и она любой ценой пыталась отобрать искомое у кого бы то ни было. Так вот, наш великодушный А. просто виртуально подарил этой женщине огромное сердце, настолько огромное, что она с трудом его удерживала, балансируя с ним в руках. Только после того, как она, счастливая, улетела за горизонт со своим подарком, А. смог свободно вдохнуть и задышал полной грудью и с большим удовольствием.

 

Я прекрасно понимаю, что любая программа даже в самой лучшей, ребенколюбивой школе предполагает труд в учении. И что детей нужно воспитывать, формировать в них силу воли и стремление к труду. Но ведь лучше это делать через интерес. Когда ребенку интересно, когда он знает, что он получит море позитивных эмоций, он становится азартным, алертным и трудолюбивым. Он ставит цель и ее достигает. А если учитель не способен быть полезным ребенку на этом пути, рядом должны всегда быть заботливые родители, которые найдут варианты изменения поведения учителя или его замены. Кто еще защитит вашего ребенка лучше, чем вы, родители?

Мои выводы не предполагают, что мы должны потакать детям, баловать их и всячески идти у них на поводу. Нужно просто быть рядом в нужном месте в нужное время, уметь с пониманием и доверительно поговорить с ребенком, не осуждая его и не подчиняясь социально привычным стереотипам. Нужно ценить личность в ребенке, сколько бы ему ни было лет. Нужно просто Любить его. И я уверена, что теперь А. никогда не оставит свою дочь в одиночестве бороться с ветряными мельницами и более реальными персонажами ее жизни. Он всегда поддержит ее, защитит и поймет.

 

1.04.2014

Оставить комментарий

Вам надо войти чтобы оставлять комментарии.


Webmoment